Региональная общественная организация
«СОЮЗ ЗАЩИТЫ ПЕРМЯКОВ»
Меню сайта

Календарь новостей
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Форма входа

Поиск

Друзья сайта



Онлайн всего: 0
Гостей: 0
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 25 Ноя 2014, 02:11

Главная » 2010 » Март » 12 » Острожно ГЕПТИЛ!!!
Острожно ГЕПТИЛ!!!
17:42


Стало известно об увеличении госзаказа Правительства РФ предприятиям пермского ракетного комплекса на 2009 г. и последующие годы на утилизацию твердотопливных ракет, а также на производство и испытания новых, более мощных ракетных двигателей (РД) на базе ОАО «Протон-ПМ». Таким образом, продолжается и, к сожалению, усиливается, необъявленная химическая война против жителей нашего города. Многие страны давно отказались от применения сверхтоксичного ракетного топлива – гептила и никогда не уничтожали снятые с боевого дежурства ракеты в огромных мегаполисах. Они, в отличие от России, развиваются по созидательному пути.

Л.С. Попова, председатель Пермского отделения Союза «За химическую безопасность», бывший химик-технолог ОАО «Протон-ПМ», член региональной правозащитной организации «Союз защиты пермяков» и Всероссийского общества по охране природы. Она всю жизнь проработала на испытательном полигоне в п. Новые Ляды г. Перми химиком и на себе испытала влияние гептила, его окислителя амила и их производных.

- Нам известно, что на территории Перми действуют два ракетных полигона. Сегодня ожидаются утилизация и испытания новых ракет?

- В Перми одновременно работают уже более 50 лет два мощных ракетных полигона. В посёлке Новые Ляды Свердловского района - на жидком ракетном топливе сверхтоксичном гептиле (несимметричном гидразине), его окислителе амиле (тетраоксиде азота) при испытании РД класса «Протон» на предприятии ОАО «Протон-ПМ».

И в микрорайоне Закамск Кировского района - утилизация и испытания РД на твёрдом ракетном топливе на предприятии ФГУП «НИИ ПМ», объединённом общим забором с Пермским пороховым заводом (бывшим заводом им Я. М. Кирова).

В 2009 г. в Закамске г. Перми (на полигоне ФГУП «НИИ ПМ») планировали утилизировать новую партию межконтинентальных баллистических ракет на твёрдом топливе, но, по последним данным, эта попытка у руководства «НИИ ПМ» сорвалась и утилизацию передали в Подмосковье в г. Красноармейск. А испытания вновь производимых ракетных двигателей на полигоне продолжаются.

В Новых Лядах занялись новым проектом – ракетой «Ангара» и испытанием модифицированных (более мощных) гептильных двигателей.

- Насколько опасно для Перми такое соседство?

- Очень опасно. Пермь и другие населённые пункты Пермского края систематически накрываются сверхтоксичными ракетными выбросами продуктов сгорания разного химического состава сразу с двух сторон: с востока и запада. Ни в одной стране мира нет такого дикого прецедента. Все испытания и утилизацию РД производят самым опасным способом – открытым огневым с залповым выбросом токсичных продуктов сгорания в атмосферный воздух без всякой очистки. Оборонные предприятия практически ни перед кем не отчитываются и не контролируют полный объём и химический состав выбросов. Те вещества, которые действительно образуются в продуктах сгорания по официальным данным, особенно самые токсичные, остаются без всякого контроля. Систематически грубейшим образом нарушаются законы РФ «Об охране атмосферного воздуха», «Об охране окружающей природной среды» и другие. Достоверная экологическая информация тщательно скрывается от жителей, замалчивается истинная экологическая обстановка в городе руководством Пермского края и г. Перми самими предприятиями-исполнителями работ, многочисленными природоохранными структурами.

- Когда Вы начали заниматься гептильной проблемой как эколог-общественник и в связи с чем?

- В 2002 году было организовано Пермское отделение Союза «За химическую безопасность» в связи с тем, что ракетная опасность в Перми была совершенно закрыта от населения и этой проблемой никто не занимался. Мы обратились за содействием к Президенту этой организации, известному российскому ученому, доктору химических наук Льву Александровичу Фёдорову. Тогда мы были очень обеспокоены проблемой утилизации твердотопливных ракет в Закамске. Одновременно занялись проблемой гептильных испытаний в Новых Лядах по фактам загазованности посёлка и обращений жителей. Эта тема для меня как химика-технолога, была не новой. Но нужно было исследовать и раскрыть её населению, придать гласности экологическую проблему.

- Какие из природоохранных структур контролируют «ракетную» ситуацию в Перми?

- Практически никто. Облако выброса, его полный химсостав и площадь его распространения не анализирует никто. На территории полигона хождение и отбор воздуха разрешен только после «отбоя», т.е. через 10-15 минут. За это время облако выброса удаляется ветром на большие расстояния и, как правило, у химлаборатории предприятия и у лаборатории ЦЛАТИ (Центр лабораторных аналитических территориальных исследований) г. Перми на территории промплощадки и вблизи объекта получается «отсутствие» компонентов и их продуктов сгорания. Практически, они их не определяют при выбросе. После этого смехотворно говорить, что предприятие ничего не выбрасывает.

Мы неоднократно делали запросы в адрес следующих организаций: Ростехнадзор, Росприроднадзор, Роспотребнадзор, Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА - Медбиоэкстрэм), Управление по экологии и природопользованию (УЭП) администрации г. Перми и другие инстанции. В ответах на обращения общественности все они ссылаются друг на друга, демонстрируя полное бездействие и отсутствие информации по гептильной проблеме.

На сегодня главной контролирующей структурой является ФМБА. На практике мы наблюдали формализованный подход, бездействие, добиться от них профессиональных ответов на поставленные вопросы нам не удалось. Головное ФМБА (г. Москва) в своём письме от 2.10.2009 г. № 32-028/981 полностью отрицают влияние полигона на посёлок Новые Ляды, не смотря на то, что выбросы от испытаний (в среднем 2-3 раза в неделю) постоянно распространяются на десятки километров, в т.ч. и на жилые районы г. Перми. Видимо, они совершенно не знакомы с ситуацией и не хотят знать, если допускают такой цинизм.

Получается, что обеспокоены только экологи-общественники, ученые, занимающиеся глубоко этой проблемой и жители, которые периодически страдают от выбросов. В Перми темой активно занимается Пермское отделение Союза «За химическую безопасность». В 2008 году мы при поддержке Л.А. Фёдорова, Пермской общественной организации «Союз защиты пермяков», международного фонда «Интерлигал», редакций газет «Пермский обозреватель», «Пермские новости» и «За человека» раскрыли для жителей города Перми опасную гептиловую проблему.

- Изменилось ли что-либо в последние 2-3 года на полигоне в Новых Лядах?

- Опасность для жителей возросла, т.к. увеличился госзаказ на производство и, соответственно, испытания РД. Сегодня в Новых Лядах испытываются ракетные двигатели марки РД-275. Начато испытание еще более мощных модифицированных РД-275М (РД-276) к ракетным комплексам «Протон», которые отличаются от предыдущих увеличенной тягой (мощностью), длительностью испытаний. Это означает, что в воздушный бассейн выбрасывается многократно большее количество сверхтоксичных продуктов сгорания. Выбросы «покидают» границы 3-километровой санитарно-защитной зоны, что легко увидеть во время испытаний.

В 2010-2011 годах еще ожидается увеличение количества испытаний. Информация об увеличении госзаказа и мощности новых модифицированных РД размещена на сайте предприятия ОАО «Протон-ПМ».

За всё время существования полигона в Новых Лядах предприятие никогда не имело разрешений на вредные выбросы от испытательных стендов. И только в прошлом году, когда общественность потребовала от надзорных органов и руководства «Протона» соблюдения законодательства, они добились от Ростехнадзора по Пермскому края формальной бумаги. Но Ростехнадзор выдал разрешение не на все вещества, образующиеся в выбрасываемом облаке, а только на несколько компонентов: диоксид азота, оксид углерода. При этом заметим, что оксид углерода означает неполноту сгорания топлива (любого)! А на самые токсичные вещества разрешений нет.

-Можно ли подробнее об этом, какие вещества всё же присутствуют в этих выбросах и на основании каких исследований?

- Да, эти вещества я могу перечислить. Самые опасные известные нам – нитрозодиметиламин, метилендиметилгидразин, они в 10 раз токсичнее самого гептила, синильная кислота – в 6 раз токсичнее, формальдегид, диметиламин, окислы азота: диоксид оранжево-бурого цвета и оксид, тетраметилтетразен и другие продукты окисления. На них имеются нормативы ПДК в воздухе. Все они очень токсичны. Эти вещества приведены в справочном пособии ФМБА при Минздраве РФ «Справочник по токсикологии и гигиеническим нормативам (ПДК) потенциально опасных химических веществ», 1999 г., других источниках и подтверждены исследованиями независимых российских ученых. Некоторые из них определяла химлаборатория полигона, но не в облаке от стенда, а только из труб установок дожигания гептила и амила. Практически, по результатам 80-90-х годов эти нормативы ПДВ были постоянно превышены. Другие вещества в составе выбросов нам не известны.

- Кто задаёт химсостав и нормативы на выбросы?

- Известное нам ведомство г. Москва ОАО НПО «Энергомаш», которое является разработчиком ракетных изделий. Практически, они ничего не задают. Это ведомство исходит только из теоретических данных тех физико-химических процессов, происходящих внутри камеры сгорания РД при сверхвысоких температурах, где все молекулы распадаются на активные ионы. А то, что образуется из этих ионов при выбросе в атмосферу, это их не волнует. Иначе бы никто не разрешил испытывать гептильные РД, тем более в городах. За то, что выбрасывается в воздух, они и само предприятие, похоже, вообще не отвечают.

- Проходило ли предприятие государственную экологическую экспертизу?

- По нашим сведениям, ни одно сооружение по техпроцессу, ни испытательный стенд не проходили обязательную государственную экологическую экспертизу, и не имеют проектного тома ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду), что является грубым нарушением законодательства. Стенд был построен 50 лет назад, а испытуемые двигатели постоянно проходят модернизацию с изменением марки, увеличением частоты испытаний и мощности, т.е. увеличением влияния на окружающую среду, поэтому должна проходить госэкспертиза в соответствии с законодательством.

- Могут ли надзорные органы воздействовать на «Протон» ради сохранения жизни и здоровья населения?

- Они не берут на себя такую ответственность, не исполняя свои прямые обязанности и не требуя у предприятия выполнения законодательства. Практически бездействуют, напротив, ослабляя требования и скрывая от населения достоверную экологическую информацию. Облако выбросов никогда и никем не исследовалось натурными анализами и они это не собираются делать. У нас имеются официальные подтверждения от этих структур: из Ростехнадзора и Роспотребнадзора. При этом предприятие «Протон-ПМ» получило разрешение от Ростехнадзора на ослабление требований по нормативам ПДВ (предельно допустимые выбросы) по метеоусловиям:: испытания проводятся в любом направлении ветра, в т.ч. в сторону посёлка Новые Ляды, с большей скоростью ветра, чем разрешалось ранее (скорость ветра позволили увеличить с 3 м/сек до 4 м/сек). Сегодня предприятие не предупреждает детские сады, школу и другие организации о предстоящем опасном испытании, в сравнении с прошлыми периодами.

ФМБА, территориальное отделение № 133 которого находится в Перми по двум адресам: в Кировском районе, Закамск, ул. Торговая,5 и Орджоникидзевском районе при больнице ОАО НПО «Искра», м-н «Молодёжный», ул. Кронита, 23 сильно законспирированы, об их деятельности обществу ничего не известно. Выяснилось, что посёлок Новые Ляды прикреплён к МСЧ № 140 (ведомственная структура) и по адресу по ул. Кронита, 23. Я лично неоднократно обращалась в это ведомство с письменными жалобами граждан п. Новые Ляды и от своего имени после того как газы с полигона травили посёлок (в т.ч. несколько раз в феврале 2009 г.). Похоже, им не известно, что воздействие на человека идет не только при прямом контакте отравляющих веществ (ОВ), но и после, оно постоянно. Мне была дана очередная отписка с сообщением, что предприятие «Протон» ничего не нарушает и никакого воздействия на посёлок не оказывает. Соответственно, никакого исследования граждан на присутствие у них в организме химических ОВ не проводилось. Так было отказано бывшему испытателю вредного цеха полигона в официальном признании его профзаболевания при работе с гептилом и его окислителем амилом, когда его документы поступили в эту структуру. Сейчас он уже с трудом передвигается на костылях и имеет множество заболеваний.

- Имеются ли на полигоне другие источники выброса компонентов ракетного топлива или их продуктов сгорания кроме испытательного стенда?

- Да, имеются как минимум еще 6 источников. Это разные корпуса по техпроцессу. Кроме стенда № 1 – это, как я уже сообщила - установки дожигания остатков компонентов гептила и амила из системы. Также имеется корпус обработки изделия после пуска, хранилища исходных продуктов и еще ряд источников. На объектах полигона имеется постоянный запах компонентов, особенно гептила, который адсорбировали стены и оборудование. Парадокс в том, что эти запахи химлаборатория своими методами не улавливает. Эти дополнительные источники выбросов никак не учтены в разрешениях на выбросы от Ростехнадзора. На сегодня рядом с основным испытательным стендом № 1 построен новый стенд. По устному сообщению зам. главного инженера «Протона» новый стенд предназначен якобы для испытания якобы газовых установок. Никаких экспертиз нового объекта по имеющейся информации не проводилось.

- На какие населённые пункты идёт облако выброса от гептильного стенда?

- На все близлежащие вокруг объекта районы в радиусе нескольких десятков километров. Это, в первую очередь, посёлок Новые Ляды (в 4-х км), г. Пермь (около 30 км), п. Сылва, п. Троица, п. Старые Ляды, п. Жабреи и другие. Кроме того, прямое воздействие вредных продуктов сгорания с полигона идёт на садово-огородные участки граждан. Наиболее близко к полигону расположены в Новых Лядах сад № 1 (Ягодка) – в 3,5 км, сад № 4 (напротив жилых домов по ул. 40 лет Победы), сады, расположенные в сторону лога и биологических очистных сооружений посёлка, комплекс садов в сторону залива Грязная на реке Сылва, кооператив «Парма» (в сторону Васильевского лога и Перми). Выбросы от стенда доходят и до жилых домов п. Новые Ляды в считанные минуты после пуска, люди не успевают за такое короткое время укрыться в помещении.

Опасны не только длинные, но и так называемые «короткие пуски», длительностью от 30-40 секунд до 1 минуты. А от длительных, от 2 до 5 минут, выбрасывается еще более мощное облако огромной разрушительной силы. Это настоящее бедствие. Часто бывают ситуации, когда выброшенное с полигона рыжевато-беловатое облако газов зависает над посёлком, постепенно рассеиваясь, или гонится на большие расстояния ветром в зависимости от его направления и скорости. А во время дождя (снега) эти выбросы проливаются в виде агрессивных осадков на головы жителей, на леса, почву, водоёмы. В результате более чем 50-летней деятельности предприятия вся окружающая территория на многие километры в радиусе оказалась заражена особо токсичной химией. Из почвы частично эти вредные вещества уносятся водой.

- Известны ли Вам случаи аварий?

Да, они часто случались, особенно в 60-х (завод работает с 1961 года), 70-х годах, когда предприятие работало в режиме полной секретности и, практически, полном отсутствии контроля извне. Были случаи, когда предприятие тайком сбрасывало «некондицию» компонентов, особенно «азотку» прямо в речки Глушниха, Вороновка по ночам. Есть свидетели, которые работали на полигоне и были связаны с этими случаями. В 1968 году санэпидстанция Пермской области обнаружила в вышеназванных речках гептил, окислы азота и их производные, превышающие нормативы 200 и более раз. Этот факт отражен в письме главного санитарного врача Пермской области, который вынес решение об остановке полигона до устранения причин.

В посёлке Новые Ляды я жила с 15-ти лет (с 1963 года) и часто подвергалась воздействию выбросов полигона. Периодически выбросы были настолько серьезными, что в посёлке сутками стоял невыносимый, раздражающий, удушливый беловато-оранжевый смог. Мы закашливались от газов, у многих жителей проявлялись першение в горле, слезотечение, головные боли и другие симптомы. Насколько мне известно, никто по этому поводу никуда не обращался. В посёлке поначалу жили семьи только работников полигона. Все боялись и не хотели иметь лишних проблем. На вопросы мне отвечали: «Это работает завод, там секретно». Меня спасало то, что я каждый день уезжала на учебу в другую школу - в посёлок Голованово.

Во время моей работы на полигоне неоднократно случались аварии, когда сгорал ракетный двигатель (изделие), однако такие случаи тщательно скрывались руководством предприятия. Один из них произошел совсем недавно, 6 августа прошлого года. Многие жители посёлка Новые Ляды наблюдали этот инцидент. Громкий звук и выброс был особенно длительным - около 10 минут. В воздух было выброшено многотонное оранжево-бурое облако диоксида азота. Маленькие дети, находясь в это время на огороде, были испуганы оглушительным длительным звуком и плакали от страха. За это время очевидцы успели сделать снимки и сообщить в средства массовой информации. Облако понеслось в сторону Перми в направлении Васильевского лога и садово-огородного кооператива «Парма», затем постепенно рассеялось. В этот же вечер в население г. Перми и Пермского края узнало об аварии в Новых Лядах из новостного сюжета «Рифей-ТВ». В нашу организацию поступили многочисленные звонки, случай широко освещался в прессе и на телевидении. Генеральный директор «Протона» Игорь Арбузов факт аварии решительно отрицает, настаивает на том, что это было стандартное штатное испытание. Государственные структуры, в т.ч. Ростехнадзор, насколько нам известно, не проводил расследование аварии.

- Случались ли смертельные случаи на производстве?

- Да, случались. Мне известны 3 смертельных случая (один из них якобы от неправильного дыхания в противогазе) за время моей работы на предприятии. Они произошли в 60-х и в начале 70-х годов, когда работники, обслуживающие стенд, задохнулись от «азотки» (диоксидов азота - продукта разложения амила). У людей сначала наблюдалась синюшность, затем отек лёгких и смертельный исход. Все случаи тщательно скрывались и не отражались в отчетах предприятия.

Кощунственно то, что предприятие ОАО «Протон-ПМ» пытается воздействовать на умы школьников п. Новые Ляды, приглашая их по окончании учебы работать на полигон. На здании школы № 129 висит огромный красочный плакат «Протона». Экологическая сторона его деятельности руководством замалчивается: какую огромную опасность, риски и последствия влияния на здоровье, передающееся на многие поколения. Точно также предприятие агитирует студентов-журналистов Пермского государственного университета, периодически показывает через СМИ свои достижения, совершенно замалчивая действительную экологическую опасность.

-Насколько опасны для человека, попавшего под облако продуктов сгорания при испытании, компоненты гептила, амила?

- Эти газы очень агрессивны и ядовиты. Достаточно один раз вдохнуть и, если концентрация большая, то сразу же наступит смерть от отёка лёгких и остановка сердца. Выдох уже не потребуется. Здесь медицина бессильна. Даже при небольших дозах отравление сказывается на человеке на всю жизнь. Компоненты действуют на генном уровне и из организма не выводятся.

- Значит, гарантий нашей безопасности у предприятия нет?

- Не было ранее и нет сейчас, независимо от полученных ими разрешений и оформленной на бумаге санитарно- защитной зоны. Риски для населения огромны. Они уже сказались на нескольких поколениях людей. Я сама, как химик, получила серьезную гептильную интоксикацию за время моей работы с компонентами во вредном цехе и в период проживания в зоне действия предприятия. В посёлке Новые Ляды нет ни одного человека, который бы не подвергался воздействию компонентов прямо или косвенно. Население оказалось заложником мощной государственной машины ракетно-космического комплекса. Гептильную интоксикацию можно получить и не работая на полигоне, достаточно находиться на улице, на огороде, и даже у себя дома во время выброса.

- Как это сказалось на здоровье людей? Какие наиболее часто встречаются заболевания?

- Это, в первую очередь, острые и хронические заболевания дыхательных путей - бронхиты, астма, заболевания лёгких, а также рак, заболевания печени, почек, кожи, костной и кроветворной системы, серьёзные поражения центральной и периферийной нервной системы, иммунной системы. По результатам проведённого нами в 2008 году социологического опроса мнения жителей п. Новые Ляды, деятельность полигона опасна и очень негативно отражается на здоровье не только работников полигона, но и многих жителей посёлка, особенно детей.

Кроме того, среди населения посёлка наблюдается повышенная деградация. Причиной её известные ученые (Фёдоров Л.А. и другие) находят негативное воздействие гептила и его производных. Например, по наркомании Новые Ляды занимают одно из первых мест в Пермском крае, а ведь это дети и внуки высокообразованных людей, в основном бывших работников полигона. Подобная аномалия отмечена нашей организацией и в Кировском районе г. Перми, где жгут твёрдотопливные ракеты и идёт мощное воздействие диоксинов и диоксиноподобных соединений.

- Какие природные факторы помогают для спасения жилой зоны?

- В первую очередь – сохранение лесов вокруг посёлка и предприятия, это важнейший фактор самовосстановления природы для здоровья людей и всего живого. В действительности леса нещадно вырубаются. Вокруг посёлка их почти не осталось, всё вырубается на продажу и строительство коттеджей и дач. К объекту прорублены широкие просеки для электропередач, по которым вредные газы беспрепятственно передвигаются на большие расстояния. У выбросов есть тенденция – распространяться по вырубкам, вдоль просек и дорог. Лес со стороны стенда сильно деградирован. В нём стоит зловещая тишина, как-то жутко становится.

- Обращалась ли Ваша организация к специалистам, ученым, которые занимаются гептильной проблемой?

- Да, мы обращались с запросами в Ленинградский «Научно-исследовательский институт гигиены, профпатологии, и экологии человека» Минздравсоцразвития России. Это оказалась структура ФМБА. Здесь обследовались несколько работников нашего полигона в начале 70-х годов. По представленной от пострадавших информации них были обнаружены гептильная интоксикация, токсический гепатит и ряд других серьёзных заболеваний. После этого они были переведены в другие цеха, не связанные с испытаниями. В ответах из института не отрицалось, что люди действительно обследовались, но более подробной информации мы не получили. Мы также обращались с запросом в Новосибирский научно-исследовательский институт биохимии Сибирского отделения Российской Академии Наук (РАН), в Институт социологии РАН, г. Москва (по проблемам гептиловых загрязнений Алтая), к доктору химических наук Л.А. Фёдорову, г. Москва, к главному санитарному врачу РФ Геннадию Онищенко, в Роспотребнадзор по Пермскому краю, в Федеральное медико-биологическое агентство г. Москва и в г. Пермь, и другим специалистам. Практически, мы ни от кого полной и достоверной информацию не получили, за исключением Л.А. Федорова. Мы систематизировали достаточно большой объем материалов. Часть их отражена в выпущенной Союзом «За химическую безопасность» брошюре «Проблемы экологической опасности гептила – сверхтоксичного ракетного топлива. Хроника событий», 2008 г. В Перми подобных исследований не проводилось и проблемой никто не занимался. У нас имеются официальные подтверждения.

- Почему жители в большинстве своём не обращаются в контролирующие организации или в прокуратуру? Знают ли они, куда обращаться?

Они, по моему мнению, не верят, что им будет оказана помощь и что можно что-то изменить. Срабатывает синдром страха, укорененный в сознании нескольких поколений людей, работавших на секретном предприятии. На предприятие никто не обращается, считая это бесполезным и опасным делом. На самом деле, согласно законодательству РФ, секретности в вопросах экологической безопасности нет. Я думаю, в большинстве своём – это незнание своих прав, недостаточность сил предпринимать конкретные действия на фоне тяжелой социально-экономической ситуации в Перми и России. Для бывших работников полигона существенной причиной является полная потеря здоровья и пожилой возраст, когда люди чувствуют себя бессильными бороться за свои права. Многие боятся, что разбираться будут исключительно с ними, а не с нарушениями на предприятии.

Люди не знают, куда обращаться за помощью в случае загазованности, их никто официально не информировал, тем более, что испытания проходят в вечернее время под покровом темноты и надзорные органы уже не работают.

Обращаются единицы, наиболее активные люди, по конкретным случаям, в моменты чрезмерной загазованности посёлка при выбросе облака. Такие случаи в 2008-2009 годах освещались в СМИ. Но, мы надеемся, что жители когда-нибудь наберутся сил и смелости, и начнут защищать себя и своих детей, тогда предприятие быстрее будет перепрофилировано. Посёлок должен развиваться исключительно за счет создания безопасных созидательных производств, а не за счет опасностей и рисков.

- Оказывалось ли на вас или родственников давление со стороны руководства «Протона»?

- Да, попытки были, но не напрямую, а через родственников, бывших работников полигона. Им звонили анонимно и неоднократно, после чего они вынуждены были попросить меня нигде их не упоминать по фактам загазованности посёлка. Кроме того, среди жителей массово распространялись анонимные листовки против нашей экологической деятельности и меня лично, якобы от Совета ветеранов «Протона», хотя, как выяснилось, этот Совет ни в посёлке, ни на полигоне об этом не знал. Особенно активно вводит в заблуждение жителей по поводу отсутствия опасности полигона отдел по связям с общественностью «Протона». Для такого предприятия сокрытие и замалчивание действительной экологической проблемы выглядит несолидно. Люди потеряли к нему доверие. В поддержку Союза «За химическую безопасность» на фоне отсутствия достоверной экологической информации со стороны «Протона» жители собрали подписи под общим письмом в т.ч. от работников полигона (текст его прилагается).

- Каковы правовые аспекты деятельности полигона ОАО «Протон-ПМ»?

- Практически нарушены более 20-ти законодательных актов РФ. Это, в первую очередь, Конституция РФ, дающая право каждому гражданину на благоприятное проживание и достоверную информацию об экологической ситуации, Федеральные законы: «Об охране окружающей среды», «Об охране атмосферного воздуха», «О пром. безопасности опасных производственных объектов», «Об экологической экспертизе», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», СанПиН о санитарно-защитных зонах и другие законодательные акты. Так называемая санитарно-защитная зона полигона 3 км оформлена без учета метеоусловий, розы ветров и натурных исследований полного и достоверного химсостава выбрасываемого облака продуктов сгорания и расстояния его распространения. Благодаря действиям общественности и публикациям в газете «Пермский обозреватель» «И смертельное облако тянется» и другим прокуратура Свердловского района г. Перми провела в прошлом году проверку и возбудила дело в связи с отсутствием на предприятии ОАО «Протон-ПМ» разрешительных документов и ряде превышений ПДК загрязняющих веществ. В результате руководство «Протона» (зам. главного инженера и главный эколог) было оштрафовано на общую сумму 8000 рублей.

- Предоставило ли руководство «Протона» общественности разрешительные документы?

- Их никто не видел, кроме устных заявлений. Лично мне при посещении «Протона» было отказано ознакомиться. Мне лишь издали показали папку якобы с анализами лаборатории ЦЛАТИ, якобы с разрешениями от Ростехнадзора. По этому факту имеется свидетель – журналист газеты «Пермский обозреватель».

- Проводились ли Вашей организацией какие-либо исследования или экспертизы?

Да, проводились ранее. В 2007 году по заказу Свердловского районного суда была проведена экспертиза доктором химических наук Л.А. Фёдоровым по имеющимся в нашем распоряжении нормативно-экологическим материалам, исследованиям. По выводам ученого, работники Ново-Лядовского испытательного полигона, связанные с компонентами гептил и его окислителем амил имеют право выходить на пенсию на 10 лет раньше, т.е. по льготному Списку № 1. Эти экспертные исследования играют большую роль в наших независимых исследованиях как важный справочный материал в случае судебных процессов для граждан.

Сегодня мы продолжаем проводить периодический общественный экологический контроль и учет фактов выбросов с полигона по обращениям граждан, особенно при сильной загазованности в посёлке Новые Ляды.

Все публикации, результаты общественного контроля и соц. опроса жителей п. Новые Ляды по выяснению мнения о влиянии гептильного полигона имеются на сайтах Пермского регионального правозащитного центра:  prpc.ru и газеты «Пермский обозреватель», а также в некоторых российских изданиях: журнал «Экология и право» и другие.

Мы обратились с вопросами к доктору химических наук, Президенту межрегиональной общественной организации Союз «За химическую безопасность»,  эксперту Льву Александровичу Фёдорову.

- Лев Александрович, насколько опасна и широко распространена гептиловая проблема в России? Существует ли такая проблема за рубежом? Как, например, в Америке, в Европе?

- Мы неоднократно сообщали в СМИ о чрезвычайной опасности гептила и его производных для жизни и здоровья людей, приводили исследования ученых России. Эта проблема широко распространена по территории России (испытательные полигоны и места хранения компонентов, воинские части, места производства гептила, космодромы, полосы взлёта и места падения остатков ракет). Такой проблемы за рубежом и в т.ч. в Америке не существует. По своей острой токсичности гептил может рассматриваться как химическое оружие. И ответственная власть должна в своей работе исходить именно из этой опасности, а не прятать ее от граждан.

- Лечится ли гептильная интоксикация и каковы её последствия для людей? Имеются ли достоверные медицинские данные о заболеваниях от воздействия гептила и его производных?

- Никак не лечится. Гептил и его производные накапливаются в организме, встраиваются в ДНК и человек может не сразу ощутить их влияние. Гептил имеет огромную проникающую способность и свойство накапливаться во всех предметах, даже в металлах. Официальная достоверная и полная информация о воздействии и заболеваниях отсутствует. В нарушение действующего законодательства эта тема по-прежнему для общества закрыта. Органы Минздрава не предоставляют обществу необходимую информацию. Между тем места хранения и применения гептила, случаи заражения и заболевания, заражённые территории должны быть учтены и зарегистрированы и известны обществу. Немалые участки территории России заражены гептилом и его производными (города, посёлки, почва, леса, водные источники, особенно вокруг космодромов), однако власти скрывают это от граждан страны.

- Проходили ли какие-либо предприятия и полигоны, где применяется гептил и амил государственную или общественную экологическую экспертизу?

- Нет, экспертизы ни одно предприятие, космодром или полигон не проходили. В секретном подполье советского военно-ракетного комплекса в этом не было нужды. В более поздние времена экспертиза обязательно должна была проводиться перед началом производства новых и модифицированных ракетных двигателей. Это касается и ситуаций, когда происходит увеличение мощности и количества испытаний. В связи с этим нормативы ПДВ предприятий должны пересматриваться в сторону их ужесточения. Насколько нам известно, нормативы ПДВ по Ново-Лядовскому полигону переоформлены в сторону их увеличения.

- Есть ли возможность проведения независимой экспертизы проектов или независимых химико-лабораторные исследований в Перми?

- Да, это возможно. Всё зависит от настойчивости и грамотных действий общественности, потому что власти и государственные надзорные структуры в этом не заинтересованы, к сожалению. Они не пользуются своими правами и обязанностями в полной мере, как это предписано законом. Получается, что сбережение народа от воздействия вредных веществ – это забота самого народа.

- Как нам заставить исполнять обязанности надзорные и контролирующие организации? В настоящее время в Перми все функции контроля по ракетным выбросам

Просмотров: 18587 | Добавил: Bobrov | Рейтинг: 4.0/9 |
Всего комментариев: 3
3 Марина   (05 Апр 2011 15:01)
Поразительно, все всё знают, но никаких действий не происходит. Сделали городские пляжи в Жебриях, Новых Лядах, Старых Лядах. Люди ездят отдыхать, т.е. оздоравливаться. Просто "замечательно"

2 Света   (01 Мар 2011 23:25)
Вы, должно быть, сами с протона. Или вам начхать на здоровье других людей, которые на протоне не работаю, но живут в его округе. Типичная позиция эгоиста.

1 Александра   (01 Мар 2011 21:25)
Вы несете, откровенно говоря, бред. По вашим словам все должны уже давно умереть, кто вас вообще заставлял там работать, вы так рассказываете, как будто вас под конвоем водили туда, а теперь вы решили "отыграться".

Создать сайт бесплатно